Что
происходит?

Более трех лет ни один разговор о ценах на электроэнергию не происходит без упоминания формулы «Роттердам+». 184 миллиона запросов «Роттердам плюс» и 27,5 миллиона запросов «Роттердам+» в Google. Неудивительно, ведь формула стала ключевой для перехода Украины к рыночным правилам в энергетике. Но даже сведущий в экономике человек не всегда может объяснить, что и как считают по этой формуле. К тому же украинцам системно навязывали мысль, что «Роттердам+» — всего лишь способ обкрадывания населения.

С 1 июля в Украине заработал новый рынок электроэнергии, что повлекло за собой очередную вспышку разговоров на «роттердамскую» тему. Мы решили разобраться, чем на самом деле был «Роттердам+», в какой ситуации находится энергетика Украины и каковы сценарии будущего.

1
Кратко: что это
вообще такое —
«Роттердам+»

«Роттердам+» — это формула, устанавливающая цену на энергетический уголь, который используют тепловые электростанции. Они производят электроэнергию, которую дальше продают по определенному тарифу. Цена угля влияет на цену электроэнергии, производимую теплоэлектростанциями, и на тариф для промышленных потребителей. В тарифе на электроэнергию для бытовых потребителей цены на уголь не учитывают. Формула «Роттердам+» никак не влияет на тарифы на свет для населения.

Формула «Роттердам+» была утверждена Национальной комиссией, которая осуществляет государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), в марте 2016 года. После запуска в 2019 нового рынка электроэнергии потребность в формуле исчезла и опираться на нее — необязательно

Цена тонны украинского угля по формуле «Роттердам+», в гривне по состоянию на 24.09.2019
1 794

2
Конец «ручного»
регулирования
угольной отрасли

На протяжении всех лет независимости Украины в угольную отрасль вливали все больше дотаций, а она приносила все больше убытков. Миллиарды государственных субсидий исчезали в коррупционных схемах, а угля на государственных шахтах добывали все меньше и меньше. Основой схемы были искусственно заниженные цена на уголь и тариф на электроэнергию. Они якобы защищали простых людей от рыночных цен, а на самом деле обеспечивали сверхприбыли владельцам не модернизированных промышленных предприятий, которые покупали электроэнергию дешево, а произведенную продукцию продавали за границу за валюту. Платить за это приходилось миллионам обычных украинцев, с чьих налогов дотировались шахты.

По словам Александра Трохимца, председателя Ассоциации энергетики Украины, разница была огромной: «Цена иногда устанавливалась около 400 гривен за тонну. При том, что себестоимость добычи на государственных шахтах составляла и составляет около 3700 гривен за тонну». К 2013 году себестоимость украинского угля почти вдвое превышала цену, по которой его покупали.

Цена иногда устанавливалась около 400 гривен за тонну. При том, что себестоимость добычи на государственных шахтах составляла и составляет около 3700 гривен за тонну

Александр Трохимец,
Председатель ассоциации энергетики Украины

Похожая ситуация была и на рынке электроэнергии. Цену искусственно удерживали на определенном уровне, несмотря на рыночные факторы — например, инфляцию. Так, с 1996 до 2017 года среднемесячная зарплата в Украине выросла в 64 раза, а стоимость киловатт-часа — втрое меньше. В здоровой экономике такая разница возникнуть не может.

Цену на электроэнергию устанавливали в «ручном режиме». Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), издавала постановление. Там была указана цифра — цена на электроэнергию будет такой. Без аргументов, без понятных оснований. Методика расчета могла быть совершенно произвольной. Последствия такого ручного управления понятны — в игру вступали факторы неэкономические: договоренности между группами влияния, политическая целесообразность («не увеличивать тарифы перед выборами» или наоборот — поднять, чтобы обвинить в этом «попередників»). И коррупция — через субсидии из бюджета выводили десятки миллиардов долларов

3
Благодаря формуле
впервые определили цену
украинского угля

Формула была нужна, чтобы остановить ручное регулирование цен, которое создавало условия для коррупции, и перейти к рыночным правилам. НКРЭКУ предложила распространенное в мире решение — цена угля должна определяться мировым рынком. Если цены в мире растут, — они растут и в Украине, и наоборот. Так покупают уголь во всем мире.

В экономической науке это называется «импортным паритетом», то есть ценой, ниже которой импортерам будет невыгодно везти в страну свой товар и продавать его. Если же местные производители предложат цену выше паритетной, потребителям будет выгоднее купить этот товар у импортера. При таких условиях, цена стабилизируется, становится прогнозируемой, а ценообразование тарифов — прозрачным.

Если Украина намерена поддерживать отечественную добычу, необходимо признавать влияние импорта и устанавливать цены для собственного угля на уровне импортного паритета

Европейская ассоциация угля и лигнита Euracoal

Однако, было установлено одно ограничение: цена не могла расти выше цифры, которую определяла формула. Это — регуляция, из-за которой в определенные периоды цена на уголь была ниже цены импортного угля.

Сравнение импортной цены на уголь и цены по формуле «Pоттердам+»
Сравнение импортной цены на уголь и цены по формуле «Pоттердам+»Сравнение импортной цены на уголь и цены по формуле «Pоттердам+»

Это звучит странно, но до введения формулы «Роттердам+» никто не мог точно сказать, сколько стоит украинский уголь. В 2015 году министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин называл «реальной ценой» 1100 гривен за тонну, председатель Независимой профсоюзной организации горняков Украины Михаил Волынец говорил о 1500 гривен, а на некоторых государственных шахтах себестоимость достигала 4350 гривен.

Использование импортного паритета для расчета цены угля в Украине поддержала европейская ассоциация угля и лигнита Euracoal. Специалисты Euracoal отметили: «Если Украина намерена поддерживать отечественную добычу, необходимо признавать влияние импорта и устанавливать цены для собственного угля на уровне импортного паритета. Другие страны в такой же ситуации определяли цену импорта как базовую для внутренней добычи, предоставляя равенство с импортом».

Отказ от коррупционного ручного управления и введение четкой формулы формирования тарифа для промышленности были неизбежны после того, как Украина подписала Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Согласно 269 статье Соглашения, необходимо было перейти к рыночным механизмам определения цен на электроэнергию — вводить конкурентный рынок (что произошло 1 июля 2019 года), а до того рассчитывать тарифы по прозрачной методике

4
Введение «Роттердам+»
помогло спасти
энергетику Украины

«Роттердам+» ввело в действие постановление НКРЭКУ №289 от 3 марта 2016 года. Этому решению предшествовали события, которые изменили судьбу всей страны.

Из-за оккупации отдельных районов Донбасса в 2014 году, Украина потеряла большинство шахт Донецкой и Луганской областей. Еще в начале 2014 года в угольной отрасли работало 250 тысяч человек, действовало 150 шахт. В начале 2015 года количество рабочих уменьшилось до 120 тисяч, а количество шахт — до 81. Добыча собственного угля упала почти вдвое и продолжала снижаться. Диагноз экспертов — дефицит угля и коллапс отрасли. Миллионы людей могли остаться без тепла и света, а Украина — лишиться энергетической независимости.

В 2014 году добыча угля в Украине упала почти вдвое
В 2014 году добыча угля в Украине упала почти вдвоеВ 2014 году добыча угля в Украине упала почти вдвое

Чтобы тепловая генерация не остановилась, уголь необходимо было срочно импортировать. Здесь возникла потребность в разумных ценовых ограничениях — украинские тепловые электростанции должны были быть способны закупать уголь в мире по рыночной цене. Это избавляло Украину от критической зависимости от поставок угля из оккупированных территорий и России. Но для этого систему добычи и закупки нужно было перестраивать, а старую схему «ручного» ценообразования — ликвидировать.

Еще в июле 2015 года рабочая комиссия при Министерстве энергетики и угольной промышленности Украины начала готовить законопроект «О рынке угольной продукции». Цель — либерализация рынка и внедрение биржевой торговли углем. Поскольку подготовка и принятие закона — процесс непредсказуемо длинный, НКРЭКУ начала готовить ведомственные документы, запускающие рыночные механизмы в тарифообразовании. Постановление №289 было ключевым из них. Его активно обсуждали эксперты, а в начале 2016 года провели публичную дискуссию. Наконец, в марте 2016 года регулятор впервые в Украине ввел формулу для определения предельной цены на уголь — тот самый «Роттердам+».

После введения «Роттердам+» не было никаких перебоев с энергоснабжением, страна не замерзла, а шахтеров не пришлось увольнять тысячами. Ценообразование стало прозрачным, государственные шахты были спасены от банкротства

5
Формула понятна,
как «2×2»

Формульный подход прозрачен и понятен. «Роттердам» означает общемировую привязку к средневзвешенной цене в портах Амстердама, Роттердама и Антверпена — индекс API2. Международное агентство Argus Media ежедневно устанавливает индекс API2 — цену на уголь для всей Европы. Повлиять на их расчеты невозможно.

«Плюс» в формуле — это стоимость транспортировки в Украину (фрахта), перегрузки с судна в железнодорожные вагоны (перевалка) и доставки в конкретную теплоэлектростанцию (транспортное плечо). Это — как доставка в пиццерии. Вы заказываете пиццу по одной цене и дополнительно платите 30-50 гривен — за то, что вам ее привозят. Чем больше расстояние от вас до пиццерии, тем дороже доставка (и холоднее пицца).

Формула имеет две составляющие: «Роттердам» и «плюс». Доля «Роттердама» в формировании цены угля — больше
Формула имеет две составляющие: «Роттердам» и «плюс». Доля «Роттердама» в формировании цены угля — большеФормула имеет две составляющие: «Роттердам» и «плюс». Доля «Роттердама» в формировании цены угля — больше

В сумме получается ориентировочная (индикативная) цена, которая и используется для расчета. Впервые ценообразование в угольной отрасли стало рыночным, а не административно-коррупционным. Это было и остается стратегическим достижением «Роттердам+»

6
Уголь действительно должны были
везти из Роттердама?
Спойлер: нет, не должны были

Со второго квартала 2017 года дефицит угля покрывается исключительно импортными поставками угля, однако — не из Роттердама. То, что уголь должен был идти именно оттуда, — часть созданного о формуле мифа. Генеральный секретарь Euracoal Брайан Риккетс сказал об этом так: «Цена «Роттердам+»не предусматривает того, что уголь поставляется или когда-либо будет поставляться из портов Амстердама-Роттердама-Антверпена в Украину. Это было бы нелепо!». Уголь поставляется из разных стран, в основном — из США, России, Казахстана, Южной Африки.

Цена «Роттердам+» не предусматривает того, что уголь поставляется или когда-либо будет поставляться из портов Амстердама-Роттердама-Антверпена в Украину. Это было бы нелепо!

Брайан Риккетс,
Генеральный Секретарь Euracoal

Наиболее пригодными для украинского рынка, учитывая условия дефицита угля, являются поставки из Южной Африки, США и Колумбии. Привязка цены к одному из индексов локальных рынков привела бы к риску влияния субъективных факторов на этих рынках на цену угля в Украине. Например, цена угля в Южной Африке слишком сильно зависит от колебаний спроса и предложения в Китае. Последнее же не всегда отражается на ценах угля в Европе. Цены на рынках США и Колумбии крайне зависимы от отдельных крупных производителей. Все эти рынки ориентированы на долгосрочные контракты, а суда оттуда идут более 30 дней. Кроме того, даже без фрахта, цены на этих рынках могут превышать индекс API2.

Чтобы поставлять антрацитовый уголь, альтернативой может быть рынок Российской Федерации. Однако, Украина не могла рассматривать его для постоянной привязки по понятным причинам — во-первых, политически, во-вторых, из-за высокой зависимости российского рынка от административных решений их власти. Так, в июне 2019 года российские власти в очередной раз остановили доставку всего угля в Украину.

Тем не менее, все эти негативные факторы можно нивелировать. Чтобы это удалось, нужно использовать индикатив наиболее ликвидного рынка в Атлантическом регионе — индекс API2. Так и было сделано. Формула «Роттердам+» учитывает стоимость доставки из портов Амстердама-Роттердама-Антверпена в порт «Южный», перевалку угля в порту Украины и цену угля на базисе СIF АRА. И, хотя на деле уголь закупается в Соединенных штатах, Северной Африке или Колумбии, такой подход приводит к корректной аппроксимации ценового индикатива для импорта в Украину.

По данным Euracoal, средняя цена доставки импортного угля в порт Амстердама была на 9 долларов дешевле, чем доставка в порт «Южный». Цена транспортировки (фрахт) до порта «Южный» составляла от 6 до 14 долларов. Таким образом, предложенная формула является корректным индикативом определения того, какова средняя стоимость фактического импорта

7
От «Роттердам+»
выиграли
обычные потребители

Формула «Роттердам+» заставила бизнес платить прозрачную цену за электроэнергию. Прозрачная цена означает ликвидацию коррупции. А там, где проигрывает большая коррупция, выигрывают обычные потребители — ведь из их карманов и покрывались «скидки» для отдельных отраслей промышленности, которые раньше их «выбивали» нечестным путем.

Большинство промышленных потребителей восприняла формулу с пониманием. Но не все. В Украине есть группа заводов по производству ферросплавов — сплавов на основе железа, которые широко используются в производстве стали. В себестоимости их производства доля электроэнергии достигает 50%. По расчетам экспертов, один «Запорожский завод ферросплавов» потребляет более половины электроэнергии всей Запорожской области, а «Никопольский завод ферросплавов» потребляет электроэнергии больше, чем Ивано-Франковская и Тернопольская области вместе. Закупка электроэнергии по искусственно заниженной цене была наиболее выгодна именно для этих предприятий.

Сколько электроэнергии потребили различные отрасли промышленности в 2018 году
Сколько электроэнергии потребили различные отрасли промышленности в 2018 годуСколько электроэнергии потребили различные отрасли промышленности в 2018 году

Большинство ферросплавных заводов и смежных предприятий принадлежат олигарху Игорю Коломойскому. Это — «Никопольский завод ферросплавов», «Запорожский завод ферросплавов», «Покровский ГОК», «Марганецкий ГОК» и «Днепроазот». Именно они и подконтрольная им Украинская ассоциация производителей ферросплавов пытались через суды отменить постановления НКРЭКУ, касающиеся «Роттердам+», и вернуть себе сниженный вручную тариф.

Топ-10 промышленных потребителей электроэнергии в Украине
Топ-10 промышленных потребителей электроэнергии в УкраинеТоп-10 промышленных потребителей электроэнергии в Украине

Как сообщила «Экономическая правда», в конце 2013 года правительство Николая Азарова подписало «меморандум о взаимопонимании с ферросплавными предприятиями», согласно которому четыре ферросплавных завода получили льготный тариф на электроэнергию. Потери из-за этого понесли генерирующие компании, а компенсировать скидки приходилось из государственного бюджета, то есть — из налогов, которые платят обычные украинцы

8
Формула не повлияла
на тарифы для населения

Большие и сложные экономические явления становятся более понятными, когда превращаются в платежку за электроэнергию. В Украине есть четыре вида электрической генерации: тепловая, атомная, гидро- и «зеленая». Эти электростанции продавали свой товар государственному предприятию «Энергорынок». Далее электроэнергия подавалась населению и бизнесу — через структуры облэнерго.

Как электроэнергия попадает к потребителю
Как электроэнергия попадает к потребителюКак электроэнергия попадает к потребителю

Если раньше НКРЭКУ могла устанавливать произвольную цену на электроэнергию, то благодаря «Роттердам+» появилась возможность посчитать ее реальную цену. Произвольные тарифы приводили к убыткам в отрасли. Поскольку «Энергорынок» — это государственное предприятие, то покрывать потерянные миллиарды гривен надо было субсидированием отрасли из бюджетных денег. То есть, раньше цены в платежках могли и не расти, но средства тратились за спинами у граждан, так, чтобы они этого не замечали.

К тому же важно понимать, что «Роттердам+» использовался только для расчета цен на уголь и электроэнергию для промышленных предприятий. Это — лишь часть всей энергогенерации, которая существует в государстве. На тариф для населения формула влиять не могла

9
Уголь в Украину
везут из ОРДЛО?
Ответ: нет

Существует миф, будто уголь в Украину завозят из временно неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей. Это не так.

15 марта 2017 Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение о полной остановке грузовых перевозок между неподконтрольными территориями и Украиной. Правоохранительные органы и военные тщательно отслеживают движение грузов из этих территорий. Поэтому уголь, который используют украинские ТЭС добывается только на территориях, подконтрольных Украине, или же импортируется.

Сейчас Украина и любые украинские компании не имеют контроля над шахтами и предприятиями, находящимися в ОРДЛО. Их контролируют так называемое ДНР и ЗАО «Внешторгсервис», зарегистрированное в Южной Осетии. Влияния на эти структуры украинские предприятия не имеют.

Что касается захваченных украинских предприятий и шахт, то ежемесячно из неподконтрольных территорий в Российскую Федерацию вывозят около 400-500 тысяч тонн добытого на захваченных украинских территориях антрацитового угля. Оттуда его перевозят по следующим направлениям: в страны бассейнов Черного моря и Средиземноморья, в порт Усть-Луга и далее к Балтийскому и Северному морям, в Беларусь и дальше в Европейский Союз. Часть угля потребляется в России. Основные страны, которые покупают уголь в России, — Румыния, Бельгия, Польша, Болгария, Турция.

По документам похищенный уголь проходит как «добытый в Российской Федерации». Несмотря на это, его легко обнаружить с помощью лабораторного исследования. Кроме того, доказательством незаконного происхождения угля могут быть станции снабжения — Успенская и Гуково. Они находятся на границе неподконтрольных территорий и России, и не связаны с российскими шахтами. Более того, одна из энергетических компаний, шахты которой остались на неподконтрольных территориях, «ДТЭК», неоднократно призывала международное сообщество не покупать этот уголь, ведь Россия фактически украла его у Украины

10
Как появился стереотип
о вреде «Роттердам+»

Медийная кампания против «Роттердам+» началась сразу после того, как ферросплавные заводы потеряли заниженный тариф, и продолжается уже третий год. По подсчетам экспертов стоимость этой кампании может составлять более 5 миллионов долларов.

Так, в эфирах телеканала «1+1» (принадлежит Игорю Коломойскому) за период с января 2017 по июль 2018 года формулу критиковали 71 раз. Рекордное количество материалов вышло в мае 2018 года — 27.

Появился пул экспертов и аналитиков, которые начали специализироваться исключительно на критике «Роттердам+». Одним из основных публичных критиков формулы стала Ассоциация потребителей энергетики и коммунальных услуг, созданная в сентябре 2017 года. Ее деятельность преимущественно концентрируется на критике формулы. Ассоциация, например, запустила сайт со счетчиком, который подсчитывал убытки обычных граждан от формулы, назвав это «коррупционной рентой». Методологию «подсчета» не была объяснена. Счетчик прекратил работу за несколько дней до публикации этого текста. Кто же входит в эту Ассоциацию, кроме ее основателей? Неизвестно. Сайт Ассоциации прекратил обновляться с мая этого года.

Мониторинг критических материалов демонстрирует почти полное отсутствие аргументированных цифр и методик подсчета. В основном критику построено на эмоциональных клише. Формулу называют «скандальной», «вредной», «одиозной», просто «схемой». Однако, даже вредности оказалось недостаточно. Некоторые критики начали заявлять, что «уголь должен был ехать из самого Роттердама».

Союз экономического интереса крупного бизнеса (тех, кому не выгодна формула «Роттердам+») и экспертов, которые стремятся реализовать свои политические амбиции, породил стереотип о том, что формула — зло, и единственное, для чего ее ввели — чтобы обворовывать граждан. Этот стереотип не учитывает ни рыночные факторы, ни расчеты и исторический контекст, в котором принималось решение о принятии формулы

11
Почему начали расти
облигации «ДТЭК»?
Из-за роста экономики

«ДТЭК» — группа компаний, которая добывает и продает уголь для тепловых электростанций, основной игрок на украинском угольном рынке. В период внедрения «Роттердам+» стоимость облигаций «ДТЭК» начала расти, что привело к обвинениям компании в нечестных сверхприбылях. На самом деле, суть вот в чем.

Формулу приняли в марте 2016 года, а действовать она начала в мае. Именно тогда, впервые после начала конфликта на Востоке Украины экономика начала выходить из кризиса и расти. Во втором квартале 2016 года произошла макроэкономическая стабилизация. Об этом свидетельствует рост облигаций основных эмитентов в стране — «МХП», «Метинвест», «ПУМБ» и «Ferrexpo». Среди этих компаний — и «ДТЭК».

В 2016 году стоимость облигаций больших украинских компаний выросла из-за роста экономики
В 2016 году стоимость облигаций больших украинских компаний выросли из-за роста экономикиВ 2016 году стоимость облигаций больших украинских компаний выросли из-за роста экономики

Корреляция роста у «ДТЭК» и других эмитентов — 95%, то есть на рост стоимости ценных бумаг влияли почти те же факторы. Акции других игроков — например, «Ferrexpo» или «МХП» — не могли расти в зависимости от новостей об утверждении формулы «Роттердам+». Это означает, что она не имеет отношения к росту стоимости ценных бумаг «ДТЭК». К чему же имеет? К послекризисному восстановлению украинской экономики.

Кроме того, в 2016 году выросла доходность украинских шахт и тепловых электростанций. Это — если сравнивать с кризисным 2015 годом, когда их убыточность упала до -25%

12
Сейчас формула
«Роттердам+»
не является обязательной

С 1 июля 2019 года энергетика Украины вступила в новую эру — запустили новую модель рынка электроэнергии. Государственное предприятие «Энергорынок» ликвидировали, поставщики и потребители заключают прямые договора, появились биржевые площадки «на сутки вперед», внутрисуточные и балансирующие рынки. Все это привело к тому, что в энергетике ручное регулирование тарифов практически исчезло. Фактически, практика объективного тарифообразования, которая началась с «Роттердам+», была распространена и на другие виды генерации.

Окончательно оценить долгосрочные последствия изменений на энергорынке за три предыдущих месяца невозможно. Но их польза для бизнес-климата страны очевидна. Специалисты Проекта энергетической безопасности с USAID оценили первые результаты работы рынка так: «результаты первых десяти дней работы оптового рынка электроэнергии в Украине доказывают, что запуск рынка прошел успешно»

Украинская энергетика
на распутье.
Что будет дальше?

Украине стоит развивать свою энергонезависимость. Свободный европейский энергорынок — главное условие для этого. Только тогда, при понятных правилах игры, инвесторы будут доверять Украине. Ведь доверие строится на уважении к частной собственности, рыночным правилам и защите инвестиций. Именно непрозрачные правила и законы, которые меняются чуть ли не каждый год, пугают инвесторов больше всего. Государство не может и не должно постоянно дотировать государственные компании, а частные наказывать за эффективность. Государство не может и не должно устанавливать цены на импортный уголь выше, чем на отечественный, требовать, чтобы уголь был на складах и винить за публичную рыночную позицию. Такой сценарий для Украины абсолютно катастрофический, а особенно — в энергетическом секторе.

С 1991 года украинская энергетика прошла два этапа. Вопрос в том, каким будет третий этап
С 1991 года украинская энергетика прошла два этапа. Вопрос в том, каким будет третий этапС 1991 года украинская энергетика прошла два этапа. Вопрос в том, каким будет третий этап

2016-2019 годы, когда действовала формула «Роттердам+», были переходным этапом к свободному рынку электроэнергии. Будет ли он работать эффективно, без ручного ценообразования, без скидок и возврата к коррупционным схемам — открытый вопрос. Он возникает и потому, что в августе 2019 года НАБУ сообщило о подозрении шести лицам, которые имели отношение к внедрению формулы «Роттердам+». Фактически, это — лакмусовая бумажка, тест на коррупцию и готова ли Украина к европейским правилам. Дальнейшие действия станут ответом на этот тест. Мы поймем — будет у нас цивилизованная рыночная экономика и тепло в домах этой зимой, или мы вернемся к «ручному управлению», льготным тарифам для ферросплавных заводов и имиджу страны третьего мира, где государство является средством давления и инструментом для воплощения приватных интересов.

Ход событий. Как рынок
электроэнергии становился
свободным и почему
существует угроза
вернуться назад?

1991
Ручное регулирование цен и коррупция

2013
Август
Ферросплавные заводы получают льготы на электроэнергию согласно меморандуму, подписанному с правительством Азарова

2014
Апрель
Начало войны на Донбассе. Украина теряет контроль над шахтами в Донецкой и Луганской областях

Декабрь
Дефицит угля в Украине. Начинаются веерные отключения электроэнергии

2015
Июнь
Минтопэнерго готовит проект закона «О рынке угольной продукции»

2016
«Роттердам+» — подготовка к свободному энергорынку

Март
Принятие формулы «Роттердам+»

Апрель
Ликвидирован дефицит угля. Цена украинского угля начинает расти

Май
Формула «Роттердам+» начинает действовать. Тариф на электроэнергию для ферросплавных заводов растет на 5,6%. Начинается информационная кампания против «Роттердам+»

Октябрь
Тариф на электроэнергию для ферросплавных заводов растет на 9,9%

2017
Март
Никопольский завод ферросплавов Игоря Коломойского пытается вернуть старые тарифы через суд. суд отказывает

Июнь
Вступает в силу закон «О рынке электрической энергии». Он предполагает переход к свободному рынку электроэнергии через два года

2018
Тариф на электроэнергию для ферросплавных заводов растет на 17%

2019
Свободный энергорынок или возвращение к ручному регулированию и коррупции?

Июль
Запуск нового рынка электроэнергии в Украине

Август
Суд принимает антирыночное решение и останавливает действие единого тарифа для заводов Игоря Коломойского: Никопольского и Запорожского заводов ферросплавов, Днепроазота, Марганецкого и Покровского ГОК